Пластическая хирургия доктора Прокудина

Когда на консультациях заходит разговор об осложнениях, многие стараются уйти от этого разговора. Я не считаю, что это правильно. К сожалению, осложнения существуют и к этому нужно быть готовым.

Процент таких случаев всегда маленький, но он есть. Причины могут быть разные — каждый случай уникален и с ним всегда нужно разбираться отдельно.

В этом видео мы поговорим об основных видах и причинах осложнений, а так же о методах предосторожности.

— Что не является осложнением, но часто пугает пациентов?

— Есть такое понятие как ранний послеоперационный период. Синяки, отеки, выпадения чувствительности, асимметрии ранние, покраснение и даже зуб рубцов — все эти вещи являются транзиторными, то есть проходят с течением времени. Это не является осложнением.

У разных людей проявления раннего послеоперационного периода могут отличаться, так же как и рубцы у пациентов отличаются. Поэтому у кого-то травма заживает быстрее, у кого-то — медленнее. Ключевой момент в том, что все эти симптомы в рамках реабилитации проходят. Чтобы ускорить процесс мы назначаем препараты, физиотерапию, стараемся минимизировать послеоперационные симптомы.

После каждой операции я прошу пациента появляться на консультациях в течение года, потому что человеческий организм — сложная субстанция. Послеоперационные консультации помогают вовремя отслеживать все процессы и при необходимости принимать меры.

— Существует ли классификация осложнений?

— Чаще всего осложнения после пластических операций делятся на интраоперационные, ранние и поздние. Интраоперационные — это кровотечения, повреждения. На сегодняшний день это очень маленький процент.

Ранние осложнения — гематомы, серомы, инфекционные воспаления из наиболее распространенных. Если брать импланты, то это ранние смещения, изменения ротации — это чаще всего происходит из-за нарушения режима самим пациентом. Рубцевания так же случаются.

Естественно всегда нужно выяснять причину возникновения осложнения и здесь очень важно наладить контакт с пациентом. Чаще всего все эти вопросы — решаемы. Необратимых осложнений нет. Это неприятно, но такое случается. Нужно понимать, что хирургия — это всегда риск, пусть даже в процентном соотношении этот риск невелик.

— Какие осложнения связаны с нарушением режима самим пациентом?

— Чаще всего нарушают режим в отношении ограничения нагрузок. Если человеку сказали не нагружаться, а он все же нагрузился — это усилит отек, и к нему могут присоединиться инфекция, гематомы и другие неприятные вещи. Может сместиться или повернуться имплант. Рубцы плохо на нагрузки реагируют.

Второе — препараты, есть список, которые не рекомендуется принимать в раннем послеоперационном периоде. Сюда же можно отнести алкоголь, хотя это сейчас немодно и пьют у нас все меньше, но тем не менее. Алкоголь — это анестетик, и человек может не заметить, что что-то пошло не так. У меня была пациентка, у которой из-за нарушения этой рекомендации разошлись швы.

Нарушение рекомендаций пластического хирурга — это не тот риск, после которого пьют шампанское. Нужно серьезнее относиться к операции.

— А если ошибся врач?

— Ни один врач не хочет специально сделать плохо. Чаще всего ошибки попадают в категорию осложнений в ходе самой операции. Никого не оправдываю, но иногда и у опытных врачей происходит так, что возникают непредвиденные ситуации — сосуды расположены не там, где ожидаешь, бывают сложные технические и анатомические ситуации.

Наплевательски к таким вещам никто не относится, это всегда обсуждается во врачебном мире, приглашаются коллеги, и меня вызывают коллеги иногда. Но процент таких ситуаций очень маленький.

— Какие осложнения нельзя убрать консервативными методами?

— Повреждение нервов — раз.

Крупные магистральные сосуды в процессе пластической операции задеть невозможно (только при реконструкции).

Остальное все — вещи обратимые.

— Что делать если возникли осложнения?

— Когда возникают осложнения — я все понимаю — вы сердитесь, и пытаетесь найти виноватых. Ради Бога — делайте это, но выбирая из двух вопросов «кто виноват» и «что делать» — выбирайте «что делать». А потом уже «кто виноват». На раннем этапе все эти вопросы решаемы. Виновных вы найдете потом. Время играет не на вас в данном случае.

Второе. Я всегда стараюсь взаимодействовать с пациентом. У меня это редко бывает — но бывает. Чаще всего мы проходим этот путь и остаемся друзьями.

Обычно в случае непредвиденных осложнений клиника и врач берут это на себя. Конечно, это не касается случаев, когда вас предупредили, что в первую неделю нельзя подтягиваться, а вы подтянулись — тут уж извините, мы все взрослые люди. Но даже в этих случаях мы всегда относимся с пониманием — просто человек не до конца осознал возможные последствия. «Не болит» — это не критерий, помните об этом.